+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Коррупционное правонарушение влечет за собой

Содержание

Ответственность за коррупционные правонарушения

Полковник внутренней службы Павел ДАВЫДОВ, начальник отдела организации профилактики коррупционных правонарушений Департамента государственной службы и кадров МВД России

Противодействие коррупции является одной из приоритетных задач государственной политики. Основным элементом этой деятельности остаётся профилактика коррупции, которая направлена на минимизацию рисков возникновения коррупционных проявлений и формирование среди государственных служащих нетерпимости к коррупционному поведению. Проводится подобная работа и в рядах органов внутренних дел. Так, за девять месяцев 2019 года в результате проверочных мероприятий за нарушение антикоррупционного законодательства дисциплинарные взыскания наложены на 5110 сотрудников, из которых 508 уволены из органов внутренних дел.

Сотрудники привлекаются к дисциплинарной ответственности за несоблюдение ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и неисполнение обязанностей, установленных федеральными законами от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – Закон о службе), от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» и другими федеральными законами и нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Анализ правовых норм, регулирующих вопросы применения к сотрудникам органов внутренних дел дисциплинарных взысканий за коррупционные правонарушения (под таковыми понимаются взыскания, предусмотренные статьями 501 и 821 Закона о службе), а также дисциплинарной практики позволяет выделить ряд особенностей наложения данных взысканий.

Согласно нормативным предписаниям статьи 49 Закона о службе нарушение служебной дисциплины выражается, в частности, в несоблюдении сотрудником органов внутренних дел запретов, ограничений, связанных со службой в органах внутренних дел, и требований к служебному поведению либо в неисполнении (ненадлежащем исполнении) служебных обязанностей. Таким образом, законодателем дано определение понятия «дисциплинарный проступок», под признаки которого подпадают в том числе нарушения требований, ограничений, запретов и обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции.

Общие положения, касающиеся привлечения сотрудника к дисциплинарной ответственности, определены в статьях 50, 51 и 52 Закона о службе. Применение к сотруднику мер дисциплинарной ответственности за коррупционные правонарушения осуществляется с учётом особенностей, изложенных в статье 511 названного закона.

Так, в соответствии с названной статьёй исчисление срока привлечения к дисциплинарной ответственности за коррупционные правонарушения осуществляется с момента поступления информации о таком нарушении. Эта особенность способствует минимизации риска уклонения от ответственности сотрудников, совершивших данные правонарушения. Взыскание за коррупционное правонарушение налагается не позднее шести месяцев со дня поступления информации о совершении сотрудником органов внутренних дел такого правонарушения и не позднее трёх лет со дня его совершения.

В связи с тем, что исчисление срока привлечения к ответственности за коррупционные правонарушения прямо не связано с моментом его совершения, может сложиться представление о возможности привлечения сотрудника к такой ответственности в любой период. Однако предметом проверки соблюдения сотрудниками органов внутренних дел требований, ограничений, запретов и обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции, является соблюдение этих требований, ограничений, запретов и обязанностей в течение трёх лет, предшествующих поступлению информации.

Ещё одной особенностью, связанной со временем, является срок ознакомления сотрудника с актом о наложении взыскания или об отказе в наложении такого взыскания: копии этих актов вручаются сотруднику органов внутренних дел под расписку в течение пяти дней со дня издания соответствующего акта. В указанный срок, исходя из общего порядка привлечения к дисциплинарной ответственности, также не включаются периоды временной нетрудоспособности сотрудника, нахождения его в отпуске или в командировке, а также время, необходимое для прибытия сотрудника к месту ознакомления с актом о наложении на него взыскания или для доставки указанного акта к месту службы сотрудника.

Под актом о наложении взыскания понимается приказ, являющийся одним из видов ведомственных актов. Решение о привлечении сотрудника к дисциплинарной ответственности, согласно общему порядку, также оформляется в форме приказа.

При этом законодателем определено, что в приказе о наложении на сотрудника взыскания в случае совершения им коррупционного правонарушения в качестве основания наложения взыскания указывается статья 501 или 821 Закона о службе.

Статья 501 отсылает нас к общему перечню дисциплинарных взысканий, среди которых – замечание, выговор, строгий выговор, предупреждение о неполном служебном соответствии, перевод на нижестоящую должность в органах внутренних дел, увольнение со службы в органах внутренних дел. При этом в статье 821 содержатся случаи, в которых сотрудники подлежат увольнению в связи с утратой доверия. И если применение первых в виду сложившейся практики уже не вызывает особых вопросов, то на последнем стоит остановиться подробнее.

В качестве основания увольнения сотрудника со службы в органах внутренних дел утрата доверия предусмотрена пунктом 13 части 3 статьи 82 Закона о службе. При этом часть 3 статьи 82 данного закона перечисляет те случаи, в которых контракт подлежит обязательному расторжению, а сотрудник – увольнению со службы в органах внутренних дел (так называемые обстоятельства, не зависящие от воли сторон). Данная ситуация порождает конкуренцию норм статьи 511, согласно которой на сотрудника может быть наложено любое дисциплинарное взыскание, а не обязательно увольнение со службы в органах внутренних дел (о чём речь пойдёт далее), и статьи 82 Закона о службе. Разрешению коллизии мог бы способствовать перенос утраты доверия в качестве основания увольнения из части 3 в часть 2 статьи 82 Закона о службе, предполагающей альтернативу расторжению контракта и увольнению сотрудника со службы в органах внутренних дел со стороны работодателя.

Ещё одним, уже техническим, моментом применения статьи 821 Закона о службе является ошибочная практика указания её в качестве основания для увольнения сотрудника со службы в органах внутренних дел при подготовке документов на увольнение.

При этом необходимо разграничивать, что согласно части 6 статьи 501 Закона о службе в акте о наложении на сотрудника взыскания в случае совершения им коррупционного правонарушения в качестве основания наложения взыскания указывается статья 501 или 821, а при подготовке приказа об увольнении сотрудникам кадрового подразделения необходимо ссылаться только на пункт 13 части 3 статьи 82 Закона о службе. В противном случае процедура увольнения сотрудника может быть признана необоснованной и произведённой с нарушениями норм материального права.

Возвращаясь к механизму наложения дисциплинарных взысканий за совершение коррупционных правонарушений, следует сказать, что доклад о результатах проверки может быть направлен в аттестационную комиссию. В этом случае решение о наложении взыскания принимается с учётом рекомендации указанной комиссии.

Наряду с этим к особенностям документального оформления процедуры привлечения к дисциплинарной ответственности за коррупционные правонарушения относится подготовка доклада о результатах соответствующей проверки.

Вышеупомянутый акт об отказе в наложении взыскания представляет собой оформленное в письменном виде, в том числе в виде соответствующей резолюции на докладе по результатам проверки, решение руководителя о непринятии мер дисциплинарной ответственности к конкретному сотруднику.

В качестве субъекта проведения проверки соблюдения антикоррупционного законодательства выступает подразделение по профилактике коррупционных и иных правонарушений или должностные лица, ответственные за данное направление деятельности.

В то же время на практике нередки случаи, когда проведению проверки соблюдения требований, ограничений, запретов и обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции, предшествует служебная проверка по факту совершения правонарушения или поступления информации. В данном случае по результатам проведения служебной проверки в заключении должен содержаться вывод, обосновывающий необходимость проведения проверки, предусмотренной статьёй 511 Закона о службе. При этом, если в первоначальных объяснениях лица содержались сведения относительно соблюдения им антикоррупционного законодательства, истребование повторных объяснений может не производиться.

Специальным субъектом в вопросах применения взысканий за коррупционные правонарушения определена аттестационная комиссия, на которую возложены функции по рассмотрению вопросов соблюдения требований, ограничений, запретов и обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции. (Приказ МВД России от 31 июля 2012 г. № 746 «О мерах по реализации отдельных положений Указа Президента Российской Федерации от 1 июля 2010 г. № 821 «О комиссиях по соблюдению требований к служебному поведению федеральных государственных служащих и урегулированию конфликта интересов» в органах внутренних дел Российской Федерации»).

Некоторые критерии малозначительности определены в Методических рекомендациях по привлечению к ответственности государственных (муниципальных) служащих за несоблюдение ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и неисполнение обязанностей, установленных в целях противодействия, подготовленных Минтрудом России, и в письме Минтруда России от 21 марта 2016 г. № 18-2/10/П-1526 «О критериях привлечения к ответственности за коррупционные правонарушения», а в случаях, не охваченных указанными методическими рекомендациями, малозначительность каждого коррупционного правонарушения определяется в ходе заседания аттестационной комиссии.

В настоящее время работа по определению критериев продолжается в рамках реализации Национального плана противодействия коррупции на 2019–2020 годы.

Взыскание в виде замечания или выговора может быть наложено на сотрудника органов внутренних дел при малозначительности совершённого им коррупционного правонарушения. При этом применённая законодателем правовая конструкция «взыскание может быть наложено…» не позволяет объявлять замечания и выговоры за коррупционные правонарушения в устной форме (статья 511 Закона о службе). В соответствии с частью 9 статьи 51 Закона о службе наложение взысканий осуществляется в письменной форме.

Соблюдение законодательства, в том числе антикоррупционного, является предметом надзора органов прокуратуры, которыми могут выноситься соответствующие предписания в целях принятия мер по устранению нарушений. Нередки случаи, когда органами прокуратуры по результатам проведённой ими проверки рекомендуется принять конкретные меры ответственности к сотрудникам, допустившим эти нарушения. Представление прокуратуры в данном случае становится информацией, являющейся основанием для проведения проверки соблюдения антикоррупционного законодательства.

В то же время Законом о службе определено, что сотрудник органов внутренних дел привлекается к ответственности за коррупционное правонарушение по результатам проверки, проведённой подразделением по профилактике коррупционных правонарушений, в ходе которой учитываются характер совершённого коррупционного правонарушения, его тяжесть, обстоятельства, при которых оно совершено, соблюдение сотрудником органов внутренних дел других ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и исполнение им обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции, а также предшествующие результаты выполнения им своих служебных обязанностей. Данные обстоятельства к предмету проверки органов прокуратуры не относятся и при рекомендации о применении к сотрудникам мер ответственности не учитываются.

Таким образом, определение особенностей порядка привлечения к дисциплинарной ответственности за коррупционные правонарушения имеет важное практическое значение.

Допускается ли законодательством применение мер ответственности за одно и тоже коррупционное правонарушение одновременно к юридическому лицу и физическому лицу?

· Допускается при условии, что юридическое лицо и физическое лицо привлекаются к одному и тому же виду ответственности

· Допускается при условии, что юридическое лицо и физическое лицо привлекаются к административной ответственности

581. Применение мер ответственности, предусмотренных законодательством Российской Федерации за коррупционное правонарушение, к иностранному юридическому лицу:

· Допускается в независимости от места совершения коррупционного правонарушения

· Допускается в случае совершения коррупционного правонарушения на территории Российской Федерации

· Допускается в случае, если руководителем иностранного юридического лица является гражданин Российской Федерации

Что НЕ является основным принципом Национальной стратегии противодействия коррупции, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 13.04.2010 № 460?

· Признание коррупции одной из системных угроз безопасности Российской Федерации

· Стабильность основных элементов системы мер по противодействию коррупции, закрепленных в Федеральном законе от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции»

· Выделение бюджетных средств на организацию профилактики коррупционных правонарушений

· Уделение основного внимания уголовному преследованию лиц, совершивших коррупционные преступления

583. Расследование преступлений коррупционной направленности относится к компетенции:

· Следственного комитета Российской Федерации

· Федерайльной Службы безопасности Российской Федерации

· Счетной палаты Российской Федерации

· Генеральной прокуратуры Российской Федерации

584. В соответствии с уголовным законодательством Российской Федерации предметом взятки могут являться:

585. В соответствии с российским законодательством не могут быть квалифицированы как получение взятки следующие ситуации:

· получение должностным лицом вознаграждения за использование исключительно личных, не связанных с его должностным положением, отношений

· за совершение должностным лицом действий по службе имущество передается, не лично ему либо его родным или близким, а заведомо другим лицам, при этом должностное лицо, его родные или близкие извлекают из этого имущественную выгоду

· получение должностным лицом вознаграждения до совершения им действий по службе в пользу лица, передавшего вознаграждение

· получение должностным лицом вознаграждения за общее покровительство или попустительство по службе

586. Гражданин, совершивший коррупционное правонарушение, может быть лишен права занимать определенные должности государственной службы:

· по решению комиссии по соблюдению требований к служебному поведению и урегулированию конфликта интересов

· по решению представителя нанимателя государственного органа, где гражданин замещал должность государственной службы

· при включении гражданина в реестр граждан, совершивших коррупционные правонарушения

· по решению Президента Российской Федерации

· по решению суда

Государственный служащий замещает должность в федеральном агентстве, а также работает по совместительству в техническом институте.

Федеральное агентство планирует осуществить государственную закупку услуг по осуществлению научно-исследовательских работ. В силу своих должностных обязанностей государственный служащий должен принять участие в разработке технического задания на эту работу.

Ему известно, что технический институт заинтересован в выполнении работ по планируемому государственному заказу и собирается принять участие в конкурсе.

В данной ситуации:

· имеется конфликт интересов, поскольку в случае победы в конкурсе технического института увеличится рабочая нагрузка государственного служащего в техническом институте, а это в свою очередь может повлиять на качество и объем выполнения должностных обязанностей по месту прохождения государственной службы в федеральном агентстве

· имеется конфликт интересов, поскольку государственный служащий может повлиять на содержание технического задания и обеспечить преимущество организации, от которой получает доход

· конфликт интересов отсутствует, поскольку нет информации, свидетельствующей о возможности извлечения материальной выгоды от принятого решения государственным служащим или членами его семьи

· конфликт интересов отсутствует, поскольку по сравнению с остальными потенциальными участниками конкурса технический институт может выполнить работы наиболее качественно и по разумной цене

· конфликт интересов отсутствует, поскольку не имеется обстоятельств, свидетельствующих о том, что государственный гражданский служащий намерен злоупотребить своим должностным положением

Государственным органом был объявлен конкурс по предоставлению субсидий социально ориентированным некоммерческим организациям. В конкурсе приняла участие некоммерческая организация «Милосердие и забота».

Один из государственных служащих, участвующих в оценке конкурсных заявок и принятии решения о получении субсидий, ранее работал в указанной благотворительной организации, хотя на момент проведения конкурса не был связан с ней какими-либо финансовыми обязательствами.

Считая, что «Милосердие и забота» в наибольшей степени заслуживает поддержки, государственный служащий активно рассказывал о преимуществах этой организации и убеждал членов комиссии голосовать за нее.

В данной ситуации в соответствии с Федеральным законом «О государственной гражданской службе Российской Федерации»:

· конфликт интересов отсутствовал, но имело место нарушение требований к служебному поведению

· конфликт интересов отсутствовал в случае, если благотворительная организация получила бы субсидию и в отсутствии поддержки со стороны гражданского служащего

· имела место ситуация конфликта интересов, поскольку гражданский служащий использовал свое должностное положение в целях получения материальной выгоды конкретной благотворительной организацией

В 2011 году гражданин поступил на государственную гражданскую службу. В 2013 году супругой гражданского служащего совместно с ее родителями на условиях долевой собственности была приобретена квартира. Затраты супруги составили 2 млн. рублей, стоимость квартиры – 4 млн. рублей.

В 2005 году А. была назначена на должность заместителя начальника отдела в территориальном органе федеральной службы. В 2009 году супруг А. был назначен на должность руководителя этого территориального органа.

По результатам проведенной проверки соблюдения требований к служебному поведению коррупционной составляющей во взаимодействии руководителя территориального органа и государственной служащей А. не выявлено (отсутствовали факты выплаты премий в повышенном размере, предоставления каких-либо льгот, преференций и т.п.).

В данной ситуации:

· конфликт интересов отсутствует, поскольку А. была назначена на должность в территориальном органе федеральной службы до назначения ее супруга на должность руководителя

· конфликт интересов присутствует, но с учетом результатов проверки, показывающей отсутствие злоупотребления руководителем территориального органа своими полномочиями, государственные служащие могут продолжать замещать свои должности при постоянном контроле конфликта интересов со стороны комиссии по урегулированию конфликта интересов

· поскольку руководитель территориального органа обладает полномочиями по назначению (освобождению) сотрудников на (от) должности, утверждает должностные обязанности сотрудников и реализует ряд других функций по управлению кадрами, то имеют место отношения непосредственной подчиненности служащей А. и ее супруга, как следствие нарушено ограничение, связанное с государственной гражданской службой, один из супругов должен быть уволен из территориального органа федеральной службы

· конфликт интересов или нарушение ограничения, связанного с государственной гражданской службой, отсутствует, поскольку супруг служащей А. хотя и является руководителем территориального органа, но не является ее непосредственным начальником

Гражданская служащая К. замещает должность в Федеральной службе по охране окружающей среды. По совместительству К. занимается педагогической деятельностью в Институте природопользования. Служебная деятельность К. и содержание читаемых ею в институте дисциплин тесно связаны.

В этой ситуации:

· законодательство о государственной гражданской службе соблюдается до тех пор, пока в процессе педагогической деятельности К. не использует служебную информацию, ставшую ей известной в связи с исполнением должностных обязанностей гражданского служащего

Это интересно:  Как вернуть посылку наложенным платежом обратно отправителю

· законодательство о государственной гражданской службе соблюдается, если представителю нанимателя по месту службы К. известно о ее работе по совместительству и факт работы К. по совместительству не вызывает возражений со стороны представителя нанимателя

· имеет место нарушение законодательства о государственной гражданской службе, поскольку в процессе педагогической деятельности К. использует знания и опыт, приобретенные ею в рамках работы в Федеральной службе по охране окружающей среды

· имеет место конфликт интересов, поскольку для получения материальной выгоды в виде оплаты труда по основному месту работу К. использует знания и опыт, приобретенные ею в рамках работы в Федеральной службе по охране окружающей среды

592. В феврале 2014 года ребенку гражданского служащего исполнилось 18 лет. При представлении сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера за 2013 год в марте 2014 года гражданский служащий не представил сведения в отношении данного ребенка. В этой ситуации:

· гражданский служащий не нарушал закон, так как на момент представления сведений его ребенок уже достиг совершеннолетия

· гражданский служащий нарушил требования закона, однако если проверка покажет, что его действия в целом были добросовестны, а не представление сведений вызвано заблуждением, то решением представителя нанимателя служащему может быть разрешено представить недостающие сведения, в том числе без применения к служащему мер ответственности за несвоевременное представление сведений

· гражданский служащий нарушил требования закона, однако если проверка покажет, что его действия в целом были добросовестны, а не представление сведений вызвано заблуждением, то решением представителя нанимателя служащему может быть разрешено представить недостающие сведения, при этом к служащему должно быть применено взыскание за несвоевременное представление сведений

· к гражданскому служащему должны быть применены меры ответственности за представление неполных и (или) недостоверных сведений

Ответственность за коррупционные правонарушения Текст научной статьи по специальности « Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Райгородский В. Л.

В статье дается общая характеристика норм об ответственности за коррупционные правонарушения, исследуются проблемы уголовной ответственности за коррупционные преступления по уголовному законодательству Российской Федерации, проводится сравнительно-правовой анализ антикоррупционного законодательства России и ряда зарубежных стран. Автор анализирует социально-экономические, организационные и политико-правовые аспекты содержания коррупционной преступности , проблемы борьбы и предупреждения коррупционных преступлений, основные направления совершенствования системы профилактических мер.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Райгородский В.Л.,

Responsibility for corruption offences

The article is dedicated to the common characteristics of norms on liabilities for corruption offences by Russian Federation legislation, to the problems of criminal responsibilities for corruption crimes by Russian Federation legislation. The article gives the comparatively legal analysis of anticorruption legislation of Russia and some foreign states. The article gives the analysis of social-economic, organizational and political-legal aspects of corruption criminality content, problems of corruption crimes struggle and prevention, definition of the main directions of preventive measures system improving.

Текст научной работы на тему «Ответственность за коррупционные правонарушения»

Ответственность за коррупционные правонарушения

Коррупция в последние годы стала практически неотъемлемой частью социальной, экономической и правовой действительности современной России. Многие ожидания нации, связанные с демократическими преобразованиями, оказались обманутыми в результате неспособности государства и общества найти в себе силы для преодоления механизма коррупционного разложения*.

Приоритетным направлением борьбы с коррупцией должно быть ее предупреждение, которое в современных условиях требует системного подхода, т.е. реализации комплекса мер политического, экономического, психологического, правового и организационного характера, направленных на устранение, минимизацию, нейтрализацию криминогенных факторов, порождающих это разрушительное и опасное явление.

Эффективное противодействие коррупции возможно только при комплексном использовании экономических, политических, социальных, информационно-пропагандистских и правовых мер. Однако можно констатировать, что многие из запланированных антикоррупционных мер, содержащихся в различных нормативных правовых актах, не носят комплексного характера. Основная причина заключается в том, что такие меры были предложены без проведения глубокого анализа взаимосвязи норм действующего законодательства.

В соответствии со статьей 13 Федерального закона РФ от 25 декабря 2008 года № 273-Ф3 «Ответственность физических лиц за коррупционные правонарушения» граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства за совершение коррупционных правонарушений несут уголовную, административную, гражданско-правовую и дисциплинарную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В статье 13 определение понятию «коррупционное правонарушение» не дано, но в определении понятия «коррупция» перечислены противоправные действия, являющиеся наиболее рельефным проявлением коррупции, — злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп. Однако за указанные деяния предусмотрена уголовная ответственность, в то время как в ч. 1 комментируемой статьи говорится и о других традиционно выделяемых видах юридической ответственности.

Комментируемая статья содержит отсылочную норму к законодательству Российской Федерации об ответственности. Это означает, что за совершенное деяние виновное лицо подвергается уголовной или административной ответственности, а также гражданско-правовой и дисциплинарной. Круг таких лиц ничем не ограничен — это могут быть как государственные и муниципальные служащие, так и иные физические лица — граждане России, иностранные граждане и лица без гражданства. Указание на такое широкое основание привлечения к ответственности, как законодательство Российской Федерации, свидетельствует о разнообразных нормативных источниках — федеральных и региональных законах, муниципальных правовых актах.

Необходимо обратить внимание на коллизию комментируемой нормы с законодательством о гражданской службе, которое допускает привлечение к ответственности за нарушение законодательства о государственной гражданской службе Российской Федерации «в порядке, установленном настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами». Иными словами, ответственность за непредставление сведений о доходах, за нарушение запретов, связанных с гражданской службой (ст. 17), может устанавливаться только федеральными законами. Таким образом, у субъектов РФ имеются весьма ограниченные возможности по установлению ответственности за коррупционные правонарушения.

В соответствии с ч. 2 ст. 13 физическое лицо, совершившее коррупционное правонарушение, по решению суда может быть лишено в соответствии с законодательством РФ права занимать определенные должности государственной и муниципальной службы.

Уголовная ответственность за совершение коррупционных преступлений предусмотрена соответствующими статьями УК РФ. Следует отметить, что Россия присоединилась к Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию. Уголовный кодекс не употребляет понятие коррупции как таковое, его элементы использованы в разных уголовных составах, причем не все они объединены в главе 30 «Преступления против государственной власти, интересов службы и службы в органах местного самоуправления».

Таким образом, в действующем законодательстве родовое понятие анализируемых преступлений (очевидно, по причине их разноплановости) не выработано. Однако это вовсе не означает, что такие деяния, как злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ), незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 289 УК РФ), получение взятки (ст. 290 УК РФ), служебный подлог (ст. 292 УК РФ), подкуп свидетеля, потерпевшего, эксперта или переводчика (ч. 1 ст. 309 УК

РФ) и др., не объединены общими для всех признаками. Законодатель в данном случае ограничился лишь исчерпывающим перечнем форм этих деяний, выделив каждый из составов в самостоятельную норму с точным описанием признаков каждого из них.

Непременным условием объективизации уголовно-правовой сущности деяний является, как известно, раскрытие социально-экономической сущности законодательных положений, а также их трактовка в полном соответствии с принципами и определяющими институтами как отрасли, так и науки уголовного права.

При определении правовой природы коррупционных преступлений должны быть учтены, во-первых, исторический опыт России по регулированию общественных отношений, связанных с противодействием соответствующим деяниям, во-вторых, не менее ценный опыт, приобретенный в этой же области экономически развитыми странами, в-третьих, сложившаяся на современном этапе отечественная судебно-следственная практика борьбы с преступлениями такого рода.

Необходимо отметить, что уголовно-правовая природа вреда заключается в посягательстве на жизненно важные для развития общества социальные ценности.

Вместе с тем определенную сложность представляет не только вопрос о природе вреда преступных посягательств, но и о его взаимосвязи с другими социальными и правовыми явлениями. Актуальность вопроса обусловлена и тем, что вред имеет многоплановое уголовно-правовое значение. Кроме того, данная проблема тесно связана с вопросами общей системы права и уголовного права, в частности. Главное, однако, состоит в том, что систематика уголовного законодательства определяет объем и пределы уголовно-правовой охраны, характеризует общественную опасность и социальную сущность каждого конкретного преступления, определяет социальную направленность преступления и его юридические признаки.

Законодатель считает общественно опасным уже сам факт виновного, т.е. вполне адекватно воспринятого лицом, получения ценностей за совершение конкретных действий.

Должностное лицо, используя полученные ценности незаконным путем, да и просто обладая ими, стало объективно вредоносно для системы, элементом которой оно является, т.е. стало коррумпированным чиновником.

Если говорить конкретно о реализации понятия коррупции в уголовном праве, то следует согласиться с мнением, согласно которому рассматриваемый феномен представляет собой явление в сфере социального управления, выражающееся в злоупотреблении субъектами управления своими властными полномочиями путем их использования в личных целях.

Уголовное право берет под свою охрану эти объекты при наиболее опасных формах посягательств, например: в случаях получения взятки (ст. 290 УК РФ); дачи взятки (ст. 291 УК РФ); служебном подлоге (ст. 292 УК РФ) и т.д. Менее опасные нарушения (например, предоставление государственной или муниципальной структурой контракта без тендера, проявление местничества, протекционизма и пр.) охраняются либо нормами морали, либо иными отраслями права. Следовательно, отнесение определенных благ (интересов) к категории охраняемых уголовным правом вовсе не превращает любое из посягательств на эти блага (интересы) в уголовно наказуемое. Таковыми становятся лишь предусмотренные уголовным законом наиболее опасные формы противоправных деяний.

Социальная функция и служебная роль уголовного права заключается главным образом в охране социально-экономических отношений, связанных с деятельностью должностных лиц и лиц иных категорий, наделенных властными полномочиями.

Таким образом, объектом рассматриваемых преступлений является обеспечиваемая обществом и соответствующая его интересам деятельность или состояние субъектов социально-экономических отношений.

Особенностью коррупционных преступлений является, прежде всего, многоликость должностного или служебного злоупотреблений, которые полностью или частично, временно или навсегда затрудняют реализацию законных интересов тех или иных физических или юридических лиц, вынужденных в своей жизни и деятельности соприкасаться со статусными полномочиями чиновников. Ради охраны интересов потенциальных потерпевших и должны быть задействованы средства уголовного законодательства.

В качестве задачи уголовно-правовой науки можно поставить не только определение характера и точного соизмерения (на основе соответствующих исследований) степени общественной опасности каждого из деяний, но и установление соответствующего его характеру места в единой классификации среди прочих преступлений.

В литературе и, очевидно, вполне обоснованно, предлагается разделить всю совокупность коррупционных преступлений на две группы: публичные и непубличные. К первой группе отнесены: злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ); незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 289 УК РФ); получение взятки (ст. 290 УК РФ); дача взятки (ст. 291 УК РФ); служебный подлог (ст. 292 УК РФ); провокация взятки либо коммерческого подкупа

(ст. 304 УК РФ); подкуп свидетеля, потерпевшего, эксперта или переводчика (ч. 1 ст. 309 УК РФ); а также воспрепятствование работе избирательных комиссий или комиссий по проведению референдума, соединенное с подкупом (п. «а» ч. 2 ст. 141 УК РФ). При наличии корыстной или иной личной заинтересованности — превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ).

Во вторую группу включены: подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов (ст. 184 УК РФ); злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК РФ); злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами (ст. 202 УК РФ); превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб (ст. 203 УК РФ); коммерческий подкуп (ст. 204 УК РФ); провокация взятки либо коммерческого подкупа (ст. 304 УК РФ).

Представляя характеристику основного непосредственного объекта, важно отметить, что в посягательстве на основной объект заключается социальная сущность данного преступления.

Дополнительным непосредственным объектом преступления являются те общественные отношения, посягательство на которые не составляет сущности данного преступления, но которые этим преступлением нарушаются или ставятся в опасность наряду с основным объектом.

Классификация непосредственных объектов преступления имеет не только существенное теоретическое, но и практическое значение для квалификации деяния. Значение это заключается, прежде всего, в том, что квалификация деяния производится исключительно по основному непосредственному объекту. Поэтому важно из всех объектов, которые этим преступлением нарушаются, выделить основной объект.

В коррумпированных отношениях усматривается корпоративный или по меньшей мере узко групповой «интерес» либо корыстный, или иной личный «интерес» конкретных должностных лиц, удовлетворяемый в рассматриваемых случаях незаконным путем. Символами такого интереса являются те или иные предметы преступления.

Сложнее оценить действия, которые сами по себе не могут иметь стоимостного выражения, однако влекут в итоге обогащение лица.

Не могут рассматриваться в качестве предметов данного преступления иные услуги, например, устройство сына или дочери в институт, услуги интимного характера и т.п., т.к. такого рода услуги тоже не могут иметь имущественного характера.

Сложность на практике возникает и при разграничении взятки и коммерческого подкупа от подарка в случае, предусмотренном ст. 575 ГК РФ, в соответствии с которой допускается дарение обычных подарков стоимостью до пяти минимальных размеров оплаты труда государственным служащим и служащим органов муниципальных образований в связи с их должностным положением или в связи выполнением ими служебных обязанностей, а также в отношениях между коммерческими организациями. Данный вопрос также должен быть разъяснен в руководящем постановлении Пленума Верховного суда РФ.

Далее следует обратить внимание на то, что суды не всегда соблюдают требования ст. 169 ГК РФ, согласно которой в случае исполнения сделки, совершенной с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности хотя бы одной стороной, все полученное по сделке взыскивается в доход Российской Федерации.

На это же ориентирует и Постановление Пленума Верховного суда СССР от 30 марта 1990 г. № 4, в котором разъяснено, что изъятые деньги и другие ценности, являющиеся предметом взятки и признанные вещественными доказательствами, подлежат обращению в доход государства на основании п. 4 ст. 86 УПК РСФСР.

Помимо отмеченного, нельзя также не обратиться к вопросу о размере предоставляемых благ и преимуществ должностному лицу, как одной из составляющих уголовно-правовой характеристики анализируемых деяний, так как эти предоставляемые блага и преимущества имеют прямую зависимость от осуществляемых услуг должностным лицом, вне зависимости от того, «взятка-подкуп» это или «взятка-благодарность», поскольку в конечном счете представляют своеобразный расчет, плату.

В УК РФ не оговорен минимальный размер взятки. Однако ст. 575 ГК РФ (п. 2) разрешила государственным служащим и служащим органов муниципальных образований принятие обычных подарков, стоимость которых не превышает пяти установленных законом минимальных размеров оплаты труда, в связи с их должностным положением или в связи с исполнением служебных обязанностей.

Переходя к характеристике особенностей объективной стороны по коррупционным деликтам, можно отметить следующее: основываясь на традиционном представлении о данной части состава как совокупности признаков, характеризующих внешнюю сторону преступлений, и в связи с достаточной сложностью и многообразием форм данной преступной деятельности можно заключить, что такие

деяния совершаются как активными способами (действие), так и пассивными (бездействие), хотя и преобладают первые.

Исходя из особенностей составов данной группы, для норм с материальными составами диспозиций предусматривается полный набор обязательных признаков объективной стороны (деяние, причинная связь и общественно опасные последствия) и только деяние — для формальных.

В целях повышения эффективности борьбы со взяточничеством в примечании к ст. 291 УК РФ законодатель предусматривает возможность освобождения лица, давшего взятку, от уголовной ответственности, если имело место вымогательство или если лицо добровольно сообщило о даче взятки органу, имеющему право возбудить уголовное дело. При этом мотив, которым руководствуется заявитель, не имеет значения для освобождения от ответственности.

Следует отметить, что освобождение взяткодателей от уголовной ответственности по мотивам вымогательства взятки или добровольного заявления о даче взятки не означает отсутствия в действиях этих лиц состава преступления. Поэтому они не могут признаваться потерпевшими и не вправе претендовать на возвращение им ценностей, переданных в виде взятки.

Анализ мотивов поведения взяткодателя также показывает, что, в отличие от провокатора, он посредством передачи взятки должностному лицу преследует свои определенные цели, отнюдь не связанные с намерением изобличить взяткополучателя. Поэтому для побуждения его к явке с повинной должны быть серьезные стимулы, которые по своей весомости превосходили бы те интересы, ради которых он прибег к даче взятки. В противном случае заявителю невыгодно сообщать властям о даче взятки: хотя он и освобождается в этом случае от ответственности за преступление, но теряет то благо, ради которого давал взятку.

Законодатель не рассматривает явившихся с повинной взяткодателей как совестливых, искренне раскаивающихся граждан (хотя и не исключает такой возможности). Освобождение взяткодателя либо лица, совершившего коммерческий подкуп, от уголовной ответственности по мотивам добровольного сообщения о совершении преступления не означает отсутствия в действиях этих лиц состава преступления. Поэтому они не могут признаваться потерпевшими и не вправе претендовать на возвращение им ценностей, переданных в виде взятки или предмета коммерческого подкупа.

Таким образом, определена юридическая судьба ценностей, передаваемых такими лицами взяткодателям с ведома правоохранительных органов в целях задержания преступников с поличным.

В данной ситуации передача ценностей является лишь имитацией взятки, осуществляемой без намерения вовлечь должностное лицо в незаконное использование им своего служебного положения в интересах дающего. Вследствие этого действия лица, передающего ценности, не являются опасными. Поэтому справедливо, что деньги и иные ценности, использованные при этом для имитации взятки, будут возвращены лицу, у которого она вымогалась взяткополучателем. При решении вопроса о возможности возвращения денег и других ценностей лицу, в отношении которого имел место факт вымогательства, суду следует иметь в виду, что если для предотвращения вредных последствий лицо было вынуждено передать вымогателю деньги, другие ценности, то они подлежат возврату их владельцу.

Второй наиболее знаковой нормой, указывающей на коррупционный характер деяния, является, по всей видимости, ст. 204 УК РФ («Коммерческий подкуп»). Данная норма отличается от ст. 190 как по субъекту преступления, так и по кругу охраняемых ценностей. И хотя юридико-технически она построена аналогично статьям, устанавливающим ответственность за дачу и получение взятки, законодатель, однако, указывает существенные различия между коммерческим подкупом и взяткой. Они определяются спецификой деятельности взяткополучателей как субъектов публичного права, выступающих от имени государства, и лиц, в отношении которых осуществляется коммерческий подкуп, как субъектов частного права, выступающих в качестве участника договорных или иных отношений, складывающихся в процессе гражданско-правовой деятельности, но подчиняющихся требованиям публичного права.

Это интересно:  Как зарегистрировать построенный дом на участке ижс

Правоприменительная практика вскрыла и иные «шероховатости», связанные с несовершенством конструкций составов. Например, в УК РФ, как известно, включено несколько составов, устанавливающих ответственность за злоупотребление полномочиями: ст. 201 «Злоупотребление полномочиями» и ст. 285 «Злоупотребление должностными полномочиями». Эти составы, как известно, отличала сфера применения. Первый из них относится к негосударственной сфере, второй применяется при злоупотреблении полномочиями государственными должностными лицами. Субъектами совершения преступления, предусмотренного ст. 201 УК РФ, являются выполняющие управленческие функции в коммерческой организации независимо от ее формы собственности, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом или органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением.

Проблемные ситуации связаны также с вопросом о том, следует ли относить к государственным предприятиям организации со смешанной формой собственности (одним из собственников является

государство). Опираясь на уголовный закон, можно сказать: если данная организация является коммерческой, то лица, обладающие управленческими функциями и совершающие злоупотребления полномочиями в данной организации, должны нести ответственность по ст. 201 УК РФ. Но если лицо еще и обладает признаками должностного лица, то оно должно нести ответственность по ст. 285 УК РФ.

Все отмеченное выше позволяет сделать следующие выводы:

— обобщенная уголовно-правовая характеристика коррупционных преступлений может не только способствовать уяснению сущности и правовой природы анализируемых видов преступлений, но и должна иметь прикладное значение;

— практика конструирования составов коррупционных преступлений должна отвечать требованиям «технологичности» и эффективного правового регулирования;

— уголовное право берет под свою охрану жизненно важные объекты при наиболее опасных формах посягательств, например: в случаях получения взятки (ст. 290 УК РФ); дачи взятки (ст. 291 УК РФ); служебном подлоге (ст. 292 УК РФ) и т.д. Менее опасные нарушения (например, предоставление государственной или муниципальной структурой контракта без тендера, проявление местничества, протекционизма и пр.) охраняются нормами морали или иными отраслями права;

— любое из коррупционных преступлений связано с эксплуатацией служебного статуса (статусная рента);

— всю совокупность коррупционных преступлений наиболее целесообразно поделить на две группы: публичные и непубличные коррупционные преступления;

— признаки объективной стороны данной группы преступлений для законодателя послужили основанием не только для разграничения преступных деяний, но и в ряде случаев — для отграничения от административных, дисциплинарных и гражданско-правовых деликтов;

— все коррупционные преступления являются умышленными, и в большинстве случаев уголовная ответственность связана не с наступлением определенных последствий, а с самими действиями.

См.: Чашин А.Н. Коррупция в России: стратегия, тактика и методы борьбы. М.: Дело и Сервис, 2009. С.

Ответственность за коррупционные правонарушения (памятка муниципальному служащему) Федеральный закон -ФЗ «О противодействии коррупции», статья 13. Ответственность физических лиц за коррупционные правонарушения

Ответственность за коррупционные правонарушения

(памятка муниципальному служащему)

Федеральный закон -ФЗ «О противодействии коррупции»,

статья 13. Ответственность физических лиц за коррупционные правонарушения

1. Граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства за совершение коррупционных правонарушений несут уголовную, административную, гражданско-правовую и дисциплинарную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

2. Физическое лицо, совершившее коррупционное правонарушение, по решению суда может быть лишено в соответствии с законодательством Российской Федерации права занимать определенные должности государственной и муниципальной службы.

Комментарий к статье 13

1. В комментируемой статье регламентирована ответственность физических лиц за коррупционные правонарушения. Понятию «коррупционное правонарушение» определение в комментируемом Законе не дано, но в определении понятия «коррупция» перечислены противоправные действия, являющиеся наиболее рельефным проявлением коррупции, — злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп. Однако за указанные деяния предусмотрена уголовная ответственность, в то время как в ч. 1 комментируемой статьи говорится и о других традиционно выделяемых видах юридической ответственности — административной, гражданско-правовой и дисциплинарной.

Ответственность за злоупотребление должностными полномочиями предусмотрена статьей 285 УК РФ, согласно ч. 1 которой использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, наказывается штрафом в размере до 80 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет.

То же деяние, совершенное лицом, занимающим государственную должность РФ или государственную должность субъекта РФ, а равно главой органа местного самоуправления, согласно ч. 2 указанной статьи наказывается штрафом в размере от 100 тыс. до 300 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет либо лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

В соответствии с ч. 3 ст. 285 УК РФ деяния, предусмотренные частями 1 или 2 данной статьи, повлекшие тяжкие последствия, наказываются лишением свободы на срок до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Ответственность за получение взятки и за дачу взятки установлена соответственно в ст. ст. 290 и 291 УК РФ, расположенных в той же гл. 30 «Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления» данного Кодекса.

Согласно ч. 1 ст. 290 УК РФ получение должностным лицом лично или через посредника взятки в виде денег, ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера за действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица либо оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию), а равно за общее покровительство или попустительство по службе наказывается штрафом в размере от 100 тыс. до 500 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Получение должностным лицом взятки за незаконные действия (бездействие) в соответствии с ч. 2 указанной статьи наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

В части 3 ст. 290 УК РФ установлено, что деяния, предусмотренные частями 1 или 2 данной статьи, совершенные лицом, занимающим государственную должность РФ или государственную должность субъекта РФ, а равно главой органа местного самоуправления, наказываются лишением свободы на срок от пяти до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Согласно ч. 4 ст. 290 УК РФ деяния, предусмотренные частями 1, 2 или 3 данной статьи, если они совершены: а) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; в) с вымогательством взятки; г) в крупном размере, — наказываются лишением свободы на срок от семи до двенадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового.

При этом в примечании к указанной статье определено, что крупным размером взятки признаются сумма денег, стоимость ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера, превышающие 150 тыс. руб.

Дача взятки должностному лицу лично или через посредника в соответствии с ч. 1 ст. 291 УК РФ наказывается штрафом в размере до 200 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.

В части 2 указанной статьи установлено, что дача взятки должностному лицу за совершение им заведомо незаконных действий (бездействие) наказывается штрафом в размере от 100 тыс. до 500 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет либо лишением свободы на срок до восьми лет.

Согласно примечанию к этой же статье лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица или если лицо добровольно сообщило органу, имеющему право возбудить уголовное дело, о даче взятки.

Ответственность за злоупотребление полномочиями и за коммерческий подкуп установлена соответственно статьями 201 и 204 УК РФ, которые расположены в гл. 23 «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях» данного Кодекса.

Согласно ч. 1 ст. 201 УК РФ использование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесения вреда другим лицам, если это деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства, наказывается штрафом в размере до 200 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок от 180 до 240 часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет. Санкция указанной нормы приведена в редакции Федерального закона от 25 декабря 2008 г. N 280-ФЗ.

В части 2 указанной статьи установлено, что то же деяние, повлекшее тяжкие последствия, наказывается штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет или без такового либо лишением свободы на срок до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет. Санкция данной нормы также приведена в редакции Федерального закона от 01.01.01 г. N 280-ФЗ.

В соответствии с ч. 1 ст. 204 УК РФ незаконная передача лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное оказание ему услуг имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением наказываются штрафом в размере до 200 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до трех лет. Санкция указанной нормы приведена в редакции Федерального закона от 01.01.01 г. N 280-ФЗ.

Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, согласно ч. 2 указанной статьи наказываются штрафом в размере от 100 тыс. до 300 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет,

либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет.

Согласно примечанию к ст. 204 УК РФ лицо, совершившее деяния, предусмотренные частями 1 или 2 данной статьи, освобождается от уголовной ответственности, если в отношении его имело место вымогательство или если это лицо добровольно сообщило о подкупе органу, имеющему право возбудить уголовное дело.

В части 3 ст. 204 УК РФ установлено, что незаконное получение лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное пользование услугами имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением наказываются штрафом в размере от 100 тыс. до 500 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет либо лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет. Санкция данной нормы также приведена в редакции Федерального закона от 01.01.01 г. N 280-ФЗ.

В соответствии с ч. 4 ст. 204 УК РФ деяния, предусмотренные частью 3 данной статьи, если они: а) совершены группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; б) сопряжены с вымогательством предмета подкупа, наказываются лишением свободы на срок от семи до двенадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет. Часть 4 этой статьи полностью изложена в новой редакции Федеральным законом от 01.01.01 г. N 280-ФЗ.

Аналогично сказанному выше в отношении уголовной ответственности за коррупционные преступления следует отметить, что в КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за различные деяния коррупционного характера. Однако здесь представляется целесообразным упомянуть лишь о том, что данный Кодекс в соответствии с Федеральным законом от 01.01.01 г. N 280-ФЗ дополнен новой статьей 19.29, устанавливающей ответственность за незаконное привлечение к трудовой деятельности государственного служащего (бывшего государственного служащего).

Согласно указанной статье привлечение к трудовой деятельности государственного или муниципального служащего (бывшего государственного или муниципального служащего), замещающего (замещавшего) должность, включенную в перечень, установленный нормативными правовыми актами РФ, с нарушением требований, предусмотренных комментируемым Законом, влечет наложение административного штрафа на должностных лиц от 20 тыс. до 50 тыс. руб.; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — от 20 тыс. до 50 тыс. руб.; на юридических лиц — от 100 тыс. до 500 тыс. руб.

Прежде всего следует отметить, что установление гражданско-правовой ответственности за коррупционные правонарушения согласуется с положением ст. 35 «Компенсация ущерба» Конвенции ООН против коррупции, предусматривающим, что каждое государство-участник принимает такие меры, какие могут потребоваться, в соответствии с принципами его внутреннего законодательства, для обеспечения того, чтобы юридические или физические лица, которые понесли ущерб в результате какого-либо коррупционного деяния, имели право возбудить производство в отношении лиц, несущих ответственность за этот ущерб, для получения компенсации.

Гражданское законодательство предусматривает ответственность за вред, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами, но прежде всего за счет соответствующих публично-правовых образований.

Так, согласно ст. 16 части первой ГК РФ убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Россией, соответствующим субъектом РФ или муниципальным образованием.

В соответствии со ст. 1069 части второй ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Там же установлено, что вред возмещается за счет соответственно казны РФ, казны субъекта РФ или казны муниципального образования.

Как предусмотрено в п. 3 ст. 1081 части второй ГК РФ, Россия, субъект РФ или муниципальное образование в случае возмещения ими вреда, причиненного должностным лицом органов дознания,

предварительного следствия, прокуратуры или суда (п. 1 ст. 1070), имеют право регресса к этому лицу, если его вина установлена приговором суда, вступившим в законную силу. Именно об этой гражданско-правовой ответственности физических лиц за коррупционные правонарушения и приходится говорить.

Вопросы дисциплинарной ответственности муниципальных служащих за коррупционные правонарушения регулируются Законом РФ «О муниципальной службе в Российской Федерации», а также в соответствующей части — трудовым законодательством.

При этом под коррупционными правонарушениями, как представляется, следует понимать прежде всего нарушения ограничений, запретов и обязанностей, установленных комментируемым Законом. Так, в ч. 8 ст. 8 данного Закона прямо предусмотрено, что невыполнение государственным или муниципальным служащим обязанности представлять сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера является правонарушением, влекущим освобождение государственного или муниципального служащего от замещаемой должности государственной или муниципальной службы либо привлечение его к иным видам дисциплинарной ответственности в соответствии с законодательством РФ.

Следует также отметить, что в соответствии с Федеральным законом от 01.01.01 г. N 280-ФЗ часть

2. В части 2 комментируемой статьи указано, что физическое лицо, совершившее коррупционное правонарушение, по решению суда может быть лишено в соответствии с законодательством РФ права занимать определенные должности государственной и муниципальной службы.

·

·

·

·

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector